Terek (terek777) wrote,
Terek
terek777

Categories:

Власовцы, или Кто освободил Прагу в мае 1945 года?

Интерес к вопросу о том, при каких обстоятельствах произошло освобождение Праги в мае 1945 года, вполне объясним, особенно в связи с празднованием 65-летия победы стран антигитлеровской коалиции над нацизмом. Интрига связана с выяснением подлинной роли, сыгранной в драматических пражских событиях военнослужащими 1-й пехотной дивизии войск Комитета освобождения народов России (РОА) и Красной армии. Вместе с тем печально, что спустя почти двадцать лет после исчезновения советской власти нашим современникам вместо честных ответов на поставленные вопросы предлагают совершенно лживые версии минувших событий, рожденные шестьдесят лет назад в недрах сталинского агитпропа. В качестве специалистов и знатоков сегодня ретиво выступают дилетанты, чьи знания по истории Пражского восстания не выдерживают никакой критики.























































Какую же роль действительно сыграли власовцы в драматических пражских событиях 5—8 мая?

1-я пехотная дивизия войск КОНР генерал-майора Сергея Буняченко вышла из оперативного подчинения немецкого командования и начала марш в Богемию с Одерского фронта 15 апреля. Кинщак назвал Буняченко «выпускником Военной академии российского Генштаба» — учебного заведения, никогда не существовавшего в системе военно-учебных заведений СССР. На самом деле, Буняченко окончил специальный факультет Военной академии им. М. В. Фрунзе в 1936 году с общей оценкой «хорошо».
Буняченко, несмотря на угрозы командования группы армий «Центр», упрямо вел свою сильную дивизию на юг для соединения с Южной группой генерала Трухина. К 29 апреля дивизия (пять пехотных полков, семь танков Т-34, 10 самоходных установок «Егерь» PzKpfw-38(t), 54 орудия и другое тяжелое вооружение) достигла города Лоуны, в 50—55 км северо-западнее Праги.
С этого момента командование дивизии контактировало с представителями военного крыла чешского Сопротивления — делегатурой подпольной чешской комендатуры «Бартош» генерала Карела Култвашра и полковника Франтишека Бюргера. Именно эта комендатура готовила вооруженное выступление в Праге. Однако о вмешательстве 1-й дивизии в восстание речи еще не шло. Все решил непредвиденный случай.

2 мая генерал Буняченко получил резкий ультиматум от коменданта Праги генерала Рудольфа Туссенна. Этот документ хранится в следственных материалах Буняченко в Центральном архиве Федеральной Службы Безопасности РФ в Москве, и был опубликован автором настоящих строк еще в 1998 году. Туссенн потребовал от Буняченко проследовать на участок фронта под Брно, выполнив приказ командования группы армий «Центр». В случае уклонения от предписанного маршрута, Туссенн пригрозил применить против власовцев вооруженную силу Пражского гарнизона, включая авиацию.
Таким образом, дивизия оказалась в положении атакованной стороны. И Буняченко решил заключить военно-политическое соглашение с комендатурой «Бартош», рассчитывая приобрести не только союзников в неизбежном столкновении с Пражским гарнизоном, но и возможные политические дивиденды. Кстати, Власов был против вмешательства 1-й дивизии в восстание, так как, во-первых, опасался немецких репрессий против других власовских частей, хуже вооруженных, по сравнению с 1-й дивизией, а во-вторых, считал, что дивизия потеряет время и не успеет уйти в зону ответственности армии США. Позднее последнее опасение Власова полностью подтвердилось.
Четвертого мая 1-я дивизия прибыла в Сухомасты, в 25—30 км юго-западнее Праги. 5 мая генерал Буняченко, начальник штаба дивизии подполковник Николай Николаев и командир 4-го полка полковник Игорь Сахаров подписали письменное соглашение с представителями военного крыла Сопротивления «О совместной борьбе против фашизма и большевизма».
Уже во второй половине дня Буняченко отправил в Прагу на помощь восставшим разведдивизион майора Бориса Костенко, а на следующий день — 1-й полк полковника Андрея Архипова, участника Белого движения и офицера Марковского пехотного полка. В 1-м полку служил целый ряд офицеров Русской армии генерал-лейтенанта Петра Врангеля, участвовавших во Власовском движении с 1943 года.
Шестого мая Буняченко предъявил ответный ультиматум Пражскому гарнизону, разрозненные силы которого, включая части СС, насчитывали не более 10 тысяч военнослужащих. Командир 1-й дивизии потребовал от Туссенна сложить оружие — этот документ из Центрального архива ФСБ тоже был опубликован автором настоящих строк в 1998 году.

С ночи шестого и до утра восьмого мая части 1-й дивизии вели активные боевые действия против военнослужащих Вермахта и войск СС в южных кварталах Праги и прилегавших к ним центральных районах. Член Чешского Национального Совета доктор Махотка, многие годы спустя, вспоминал: «Власовцы сражались мужественно и самоотверженно, многие, не скрываясь, выходили прямо на середину улицы и стреляли в окна и люки на крышах, из которых вели огонь немцы. Казалось, они сознательно шли на смерть, только бы не попасть в руки Красной армии».
Солдаты 1-го полка освободили из тюрьмы Панкрац несколько сот заключенных, включая евреев, взяли около 3,5 тысяч пленных и захватили до 70 единиц бронетехники. Солдаты 2-го полка подполковника Вячеслава Артемьева активно сражались в районе Сливинец и Збраслав. Несколько десятков убитых власовцев из этого полка были похоронены на кладбище в Лаговичках. 3-й полк подполковника Георгия Рябцева (Александрова) вел упорный бой за аэродром в Рузине, а затем — в западной части Праги. Солдаты и офицеры 4-го полка дрались с противником на Смихове и близ Страговского монастыря. 5-й пехотный полк подполковника Петра Максакова оставался в резерве Буняченко. Артиллерийский полк подполковника Василия Жуковского вел обстрел немецких батарей на Петршине. Интересно, что Архипов был героем Первой мировой войны, а Николаев и Артемьев в Красной армии заслужили за храбрость ордена Боевого Красного Знамени — Николаев в июле 1941-го, а Артемьев — в октябре 1943 года.
За время боев 1-я дивизия потеряла более трехсот солдат и офицеров убитыми, 198 тяжелоранеными, а также два танка Т-34. Потери повстанцев и населения чешской столицы только убитыми и умершими от ран составили в дни восстания 1694 человека, более 1,6 тысяч пражан получили ранения. Потери Пражского гарнизона оцениваются в тысячу человек только убитыми.
Ранним утром 8 мая Буняченко вывел дивизию из города и направился маршем на юго-запад, на Пльзень. К тому времени командование дивизии убедилось в том, что войска 3-й армии США Прагу не займут, а приближение советских армий грозило власовцам гибелью.
Дальнейшая судьба обреченной власовской дивизии — это тема отдельного разговора. После ухода дивизии Буняченко гарнизон Праги продолжал существовать еще 8—10 часов. В 16 часов 8 мая генерал Туссенн подписал протокол о капитуляции всех сил Пражского гарнизона, которая принималась Чешским Национальным Советом. В 18 часов в чешской столице окончательно прекратилось вооруженное противоборство между немцами и повстанцами, а немецкий гарнизон прекратил свое существование.

Только спустя 12 часов после подписания протокола о капитуляции, около четырех часов утра, 9 мая в Праге появилась первая советская бронетехника 62-й, 63-й и 70-й бригад 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта, о чем свидетельствуют документы Центрального Архива Министерства Обороны РФ в Подольске. Советские войска успешно заняли Прагу, но освобождать ее уже было не от кого. Интересно, что в первые же мирные дни советское командование наложило категорический запрет на допуск в Прагу американских военных корреспондентов, опасаясь распространения известий и слухов об участии в боях власовцев и массовых расстрелах тех военнослужащих дивизии Буняченко, которые по разным причинам остались в городе.

Так чьи же войска освободили чешскую столицу?..
Как это ни парадоксально звучит, но по всей вероятности — ничьи. Об этом же писал и талантливый чешский историк Станислав Ауски. В дни восстания в Праге и ее окрестностях действительно находились отдельные группы американских военнослужащих и советских десантников. Эти группы выполняли разные задачи. Но приписывать им освобождение города неуместно. Власовцы покинули Прагу до окончания восстания и капитуляции Пражского гарнизона. Войска 1-го Украинского фронта появились в Праге уже после завершения событий и, тем более, после подписания главного акта о всеобщей капитуляции Вооруженных Сил Германии.
Однако, на наш взгляд, солдаты и офицеры 1-й дивизии войск КОНР (РОА) объективно сыграли во время восстания выдающуюся роль. В разгар боев 6—7 мая своими активными действиями дивизия Буняченко отвлекла на себя большую часть сил Пражского гарнизона, рассекла город на северную и южную части, воспрепятствовав вторжению в столицу войск Вермахта и СС, находившихся за пределами Праги.

В результате блокады и захвата Рузинского аэродрома немцы не смогли использовать авиацию против чешских повстанцев. Благодаря вмешательству власовцев, потери повстанцев и горожан оказались гораздо меньшими, чем могли бы быть в другой ситуации. В этом заключается историческая правда.
Судьбы упомянутых власовских генералов и офицеров сложились драматично. Жуковского и Николаева расстреляли в 1945 году в СССР. Рябцев застрелился после роспуска дивизии 12 мая. Генералы Власов, Буняченко, Мальцев, Трухин были повешены в Москве 1 августа 1946 года по решению сталинского Политбюро. Максаков отбыл 10 лет лагерей и освободился в 1955 году. Он жил и умер в Советском Союзе. Артемьев, Архипов, Сахаров и Туркул избежали принудительной выдачи и умерли в эмиграции. История Пражского восстания действительно заслуживает самого серьезного внимания честных и профессиональных историков.

Текст взят из статьи К.Александрова http://www.ruslo.cz/articles/570
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment